Реформа следственного комитета рф

Какие реформы ждут в МВД и Следственном комитете и при чем тут Генеральная прокуратура?

Реформа следственного комитета рф
kremlin.ru

От Чайки и Матвиенко, до Бортникова и Колокольцева. Версии и прогнозы.

Эксперты считают, что систему российского следствия ждет серьезная перестройка. В первую очередь, говорят источники близкие к Кремлю, планируется изменить работу Следственного комитета, а затем и МВД. Будет ли СК РФ слегка переформатирован или его полностью расформируют, пока неизвестно.

Эта реформа назрела уже давно и поэтому выглядит вполне логичной. И, пожалуй, только выборы президента на некоторое время остановили ход изменений в системе Следственного комитета и полиции.

kremlin.ru

Инсайды в СМИ

В последнее время были обнародованы два инсайда, посвященные будущей реформе. В первом сообщалось, что готовится полное расформирование такой структуры, как Следственный Комитет России. Во втором говорилось о том, что на базе СК РФ будет создана структура, схожая с американским ФБР.

Интересно, что инсайд о расформировании СК был вначале распространен на страницах далеко не ведущих изданий. Это, например, Znak.com и ПАСМИ. А вот версия о будущем появлении российского варианта ФБР была озвучена одним из самых массовых СМИ — Life.ru и отпочковавшимся от них Telegram-каналде Mash.

Логика, конечно, в инсайдах прослеживается, но на самом деле не все так просто и однозначно. Попробуем поразмышлять.

Погоня за трафиком или назревшая проблема

Допустим, что все сообщения, касающиеся ликвидации Следственного комитета России — есть ни что иное, как обычные фейки. В погоне за интересом читателей редакторы выдумывают очередные кадровые перестановки и откровенно сочиняют очередную сенсационную новость. Цена такой информации — грош.

  В тоже время, не даром говорят, что дыма без огня не бывает. И если в воображении авторов зарождается мысль о реформах, то это вовсе не значит, что российские силовые структуры не нуждаются в переформатировании. Скорее наоборот.  Обществу сегодня как никогда понятно и очевидно, что реформа назрела.

Вспомним один из последних, можно сказать, убийственных, имиджевых ударов по СК РФ.

kremlin.ru

Это, конечно, печально известная история с делом Максименко-Никандрова. Сегодня сотрудники ФСБ и Генеральной прокуратуры активно «разрабатывают», в связи с этим делом, Александра Дрыманова.

Шансов у них скорее всего нет, но сама история и попытка втянуть в нее главу столичного СК — факт из ряда вон выходящих.

Ведь, представим на минутку, что если будет арестован руководитель СК по Москве, как сможет выдержать этот удар председатель СК РФ Александр Бастрыкин? Это нокдаун? Или нокаут?

В свое время за событиями этого дела, которое закручено не хуже любого блокбастера, следила вся Россия. Теперь все ждут грядущий приговор.

А сама ситуация — есть ни что иное, как во-первых, повод задуматься о необходимости что-то изменить в следственных органах, а во-вторых — причина провести серьезную антикоррупционную реформу. Общество, безусловно, хочет видеть работников такого серьезного ведомства, как Следственный Комитет, кристально чистыми.

Как может ведомство эффективно бороться, например, с коррупцией, если оно само коррумпировано насквозь? Опять же есть такое понятие, как «кредит доверия». Делом Максименко-Никандрова этот кредит исчерпан.

kremlin.ru

Вопрос, отнюдь, не риторический.

Будет ли СК расформирован или только реформирован и на его базе создадут аналог ФБР — это, безусловно, важные вопросы.

Но, в любом случае, очевидно, что результатом таких реформ станет перераспределение подследственности.

А это значит, что нужно вносить существенные изменения в целый ряд законов, менять структуры некоторых силовых ведомств, которые должны будут принять или отдать эту самую подследственность.

https://www.youtube.com/watch?v=mArp9kf3HzY

Согласно информации СМИ, как мы уже писали выше, реформа может быть реализована в двух вариантах:

  • Полная ликвидация СК РФ
  • Переформатирование СК и создание на его базе аналога ФБР под руководством Бастрыкина
  • Сохранение СК РФ и перераспределение подследственности

Первый вариант несет в себе следующие, возможные изменения подследственности: тяжкие и особо-тяжкие преступления отдадут на расследование в Генеральную прокуратуру, прочие составы, ныне расследуемые СК РФ, отойдут МВД.

В этом случае почти ничего не изменится в структуре следствия ФСБ, а Прокуратура вернет себе право расследования уголовных дел.

МВД, которое и стало инициаторов таких реформ по данным ПАСМИ, получит в таком случае в свою подследственность наибольшее число уголовных дел. Усиливает Генеральную прокуратуру.

kremlin.ru

Второй вариант: переформатирование СК и создание на его базе аналога ФБР — отнимет следствие у ФСБ и МВД, оставив им только дознание и оперативное сопровождение уголовных дел. Усиливает СК РФ.

Третий вариант: перераспределение подследственности с сохранением СК РФ. В частности, к данной версии относится законодательная инициатива сенатора Александрова, который предложил разрешить ФСБ расследовать те уголовные дела, признаки которых чекисты обнаружат и задокументируют. Усиливает ФСБ.

Так или иначе, каждый из описанных вариантов, помимо целого ряда организационных проблем несет в себе проблему системную — чрезмерное усиление какого либо одного силового ведомства, что не может не сказаться на общей конфигурации политических сил в стране.

Усиление Генеральной прокуратуры могло бы стать возможным, если бы не целая череда скандалов с зарубежными активами семьи Юрия Чайки и Александра Буксмана.

Усиление ФСБ похоже тоже не самый лучший вариант в силу обнародования ряда скандалов с задержаниями ряда чекистов в российских регионах, что свидетельствует и о коррупции в их среде. Рост влияния СК РФ может вызвать отторжение хотя бы из-за дела Максименко-Никандрова.

А значит система сдержек и противовесов требует нового решения, которое либо известно нам под виртуальным названием «русское ФБР» или широким массам еще не озвучено вовсе.

Впрочем, некоторые инсайды все же просачиваются в прессу от официальных лиц. Так Валентина Матвиенко поддержала идею Юрия Чайки вернуть прокуратуре контроль над следствием. Речь судя по всему идет о возврате к схеме, которую условно можно назвать «СК при Генеральной прокуратуре».

С одной стороны это определенного рода аппаратный рывок Юрия Чайки. С другой — возможный перевес в сторону прокуратуры, которому будет серьезно противиться Александр Бастрыкин.

Не исключаем появляения в ближайшее время как новых разоблачений детей Юрия Чайки и Александра Буксмана, так и новых подробностей о коррупции в СК РФ.

Источник

Источник: https://zen.yandex.ru/media/dictator/kakie-reformy-jdut-v-mvd-i-sledstvennom-komitete-i-pri-chem-tut-generalnaia-prokuratura-5ad740d8581669e0006bb53b

Какие изменения назрели в СК и прокуратуре, будет ли их объединение? Интервью с адвокатом Вадимом Клювгантом

Реформа следственного комитета рф
https://www.znak.com/2020-01-21/kakie_izmeneniya_nazreli_v_sk_i_prokurature_budet_li_ih_obedinenie_intervyu_s_advokatom_vadimom_klyu

2020.01.21

Владимир Путин предложил кандидатуру зампредседателя СКР Игоря Краснова на должность генерального прокурора России. Предыдущий глава надзорного ведомства Юрий Чайка переходит на другую работу, сообщили в Кремле, не уточнив, куда именно.

После этого в обществе вновь развернулась дискуссия о том, возможно ли объединение СК и прокуратуры, или будет усиление отдельно взятого ведомства без слияния? Слухи о готовящейся новой реформе правоохранительных и следственных органов ходили давно.

Сам Игорь Краснов считает, что прокуратура не получит следственных полномочий. Он отметил, что реформа по разделению ведомств (СК и прокуратуры) была эффективной. Znak.com узнал у адвоката, партнера Pen& Paper Вадима Клювганта, какие изменения назрели в следственной и надзорной деятельности и почему многие проблемы решило бы восстановление института судебной власти. 

— Грядущие перетасовки в СКР и Генпрокуратуре спровоцировали новую волну разговоров о будущем этих ведомств, которые находятся в многолетнем противостоянии. Озвучиваются разные мнения, например, о том, что Следственный комитет вернется под полный контроль прокуратуры. У вас есть какой-то прогноз?

— Назначения в России происходят по какой-то особенной логике. Поэтому от персональных прогнозов я воздержусь. Но отмечу, что от объединения СК и прокуратуры, если оно и случится, ничего особо не изменится. Так уже было.

В России для начала должен быть восстановлен институт судебной власти, а вместе с ним — стандартны доказывания, основанные на презумпции невиновности.

Должны быть восстановлены реальная состязательность и реальное равноправие сторон в судопроизводстве. 

Только в этом случае «обратным отскоком» (от суда) будет нормализовываться ситуация во всех органах, которые участвуют в уголовном судопроизводстве со стороны обвинения.

Если этого не произойдет, все будет примерно так же — чуть лучше, чуть хуже, но точно не так, как должно быть. Другого рецепта я не знаю.

А все эти разговоры о том, что будет с СК и Генпрокуратурой, конечно, имеют значение, но прежде всего для тех людей, которые там работают. 

— Следствие было выделено в СКР при прокуратуре в 2007 году, в 2011-м появился полностью независимый Следственный комитет. Вы можете оценить работу двух этих ведомств в последующие годы?

— За последние два десятилетия качество расследования уголовных дел неуклонно снижалось и деградировало. Сейчас деятельность по доказыванию по большей части подменена собиранием бумаг и раскладыванием их в нужном порядке. Обвинительная версия одна, и под нее просто подгоняются бумаги.

Это совсем не то, что должно составлять истинную сущность работы следователя: он должен заниматься интеллектуальной деятельностью по ретроспективному исследованию каждого события, проверять следственным путем все возможные версии и только потом, на основе добросовестно собранных и проверенных доказательств, делать вывод о том, является ли событие преступлением и кто его совершил. И очень печально, что это зачастую совсем не так в действительности. 

Игорь Краснов (слева) и Александр Бастрыкин (с лупой)Следственный комитет

Приходится констатировать, что у нас давно сложилась практика, когда прокуратура чаще всего действует в плотном тандеме со следствием.

На судебной стадии, осуществляя уголовное преследование, прокуратура полностью базируется на обвинительных материалах, игнорируя доказательства защиты.

Хотя закон требует от прокурора обеспечения законности и обоснованности обвинения, и у него есть полномочия отказаться от обвинения частично или полностью, если они не подтверждаются. Но этими полномочиями прокуроры пользуются крайне редко, неохотно. 

В общем, здесь не все так однозначно. Опять же есть достаточно много схожих проблем во всех следственных органах — МВД и ФСБ, а не только в Следственном комитете.

— Для решения накопившихся проблем Юрий Чайка (генпрокурор РФ с 2006 года, на смену которому приходит Игорь Краснов — прим. ред.) неоднократно предлагал расширить полномочия прокуратуры в уголовном судопроизводстве. Это действительно могло бы изменить ситуацию?

— Полномочия прокуратуры в уголовном судопроизводстве сейчас действительно ущербны. Это знают, понимают и признают все, кто работает в этой сфере, — за исключением, пожалуй, следственных работников, поскольку им невыгодно это признавать. 

Прокурорский надзор за предварительным расследованием неэффективен в том числе и потому, что у прокурора нет достаточных полномочий. Прокурор может оказывать существенное влияние только в двух моментах — при возбуждении уголовного дела и при утверждении обвинительного заключения.

Он может отменить постановление о возбуждении дела, может отказаться утвердить обвинительное заключение и вернуть дело в следственный орган в случае выявления нарушений или противоречий.

Потому что потом прокурору предстоит поддерживать государственное обвинение в суде.

Но на всем остальном длинном пути между этими начальной и конечной точками у прокурора нет никаких реальных полномочий по отношению к следователю.

Юрий Чайка

Учитывая, что в наших реалиях предварительное расследование может длиться очень долго, в том числе годами, проблема отсутствия у прокурора рычагов эффективного надзора становится существенной. Прокуратура действительно ставит этот вопрос не первый год и, в значительной степени, обоснованно.

Правда, это не отменяет других проблем в деятельности прокуратуры, о которых я уже сказал: когда прокурор во всем поддерживает позицию следствия, даже когда эта позиция абсурдна, откровенно беззаконна. Такие примеры известны, их много. Есть, конечно, и примеры оппонирования, но это единичные случаи. 

— Опять же некоторые СМИ, в их числе газета «Ведомости», пишут, что прокуратуре с новым руководителем во главе могут вернуть функции следствия. Они ссылаются на проект поправок в Конституцию (в статью 129), где среди функций прокуратуры говорится об «уголовном преследовании в соответствии со своими полномочиями».

— То, что в проекте поправок в Конституцию появилась данная фраза, само по себе вовсе не свидетельствует о том, что прокуратуре могут вернуть функцию следствия.

В то, на чем построена эта версия, вкралась ошибка: полномочие по уголовному преследованию вовсе не идентично полномочию по расследованию уголовных дел.

Уголовное преследование прокуроры осуществляют и сейчас, в соответствии с действующим законом (статья 37 УПК, статья 35 «Закона о прокуратуре»).

То есть, если предварительное расследование как одна из стадий уголовного судопроизводства — это функция следователя, то на всех других стадиях, связанных с судебным разбирательством, функция уголовного преследования уже у прокурора.

Более того — это его эксклюзивное полномочие. Так что авторы этой версии о новых функциях прокуратуры, как говорится, ударили в колокола, не заглянув в святцы.

Но опять же это не значит, что такое объединение невозможно — просто в версии ошибка.

Возможные варианты реформы

Слухи о готовящейся масштабной реформе правоохранительных и следственных органов в СМИ муссируются давно. Их неоднократно подпитывал Юрий Чайка, критиковавший качество работы органов следствия и дознания.

Он также отмечал, что разделение прокуратуры и СК нарушило баланс между следствием и надзором, заменив надзор прокуратуры ведомственным надзором руководителей следствия.

При этом настаивал на том, что вести расследования в отношении спецсубъектов, к которым относятся следователи, должны прокуроры, а не СКР. 

Обсуждая вероятные концепции реформы, СМИ писали, что по одной из них Следственный комитет либо вернется под полный контроль прокуратуры, либо вовсе будет расформирован.

В последнем случае сконцентрированное в СКР следствие распределится между другими ведомствами.

Например, ФСБ могут предоставить право возбуждать уголовные дела в отношении спецсубъектов — прокуроров, руководителей следственных органов и адвокатов.

В 2018 году глава московского управления Следственного комитета Александр Дрыманов приводил противоположную точку зрения, анонсируя создание «русского ФБР». Он прогнозировал, что в России появится единый следственный орган, который объединит полномочия МВД, ФСБ и СК. Предполагалось, что новое ведомство возглавит глава СКР Александр Бастрыкин.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Источник: https://www.znak.com/2020-01-21/kakie_izmeneniya_nazreli_v_sk_i_prokurature_budet_li_ih_obedinenie_intervyu_s_advokatom_vadimom_klyu

В ск рф ликвидируют управление на транспорте

Реформа следственного комитета рф

В Следственном комитете РФ хотят уничтожить одно из подразделений

Реформа в Следственном комитете РФ затронет одно из структурных подразделений ведомства. По поручению главы СК Александра Бастрыкина изучается возможность ликвидация транспортных подразделений.

Согласно документу, поступившего в редакцию «URA.RU», по распоряжению Бастрыкина создана рабочая группа для проработки вопроса «целесообразности дальнейшего функционирования следственных управлений на транспорте СК в системе Следственного комитета».

«Проводить по поручению руководителей рабочей группы проверку и анализ служебной деятельности следственных управлений на транспорте. Представлять руководителю рабочей группы предложения по вопросу целесообразности дальнейшего функционирования следственных управлений на транспорте СК в системе Следственного комитета»», — сказано в распоряжении Александра Бастрыкина.

Руководителям СУ на транспорте СК РФ приказано оказывать содействие рабочей группе и оперативно предоставлять требуемую информацию.

Выводы о необходимости дальнейшего существования транспортного управления в СК должны быть готовы к 14 февраля.

Реформа Следственного комитета была анонсирована ранее, при этом Александр Бастрыкин заявил, что не исключает, что СК может вернуться обратно в состав прокуратуры.

В Уральском СУ на транспорте СКР не комментируют приказ руководства. О распоряжении им стало известно в последних числах декабря, и сотрудники ушли на новогодние каникулы далеко не в праздничном настроении: они не знают, что их ждет в случае ликвидации ведомства. Редакция «URA.RU» направила запрос с просьбой прокомментировать ситуацию с транспортным управлением в пресс-службу СК РФ.

https://ura.news/news/1052414013 Следственный комитет Транспорт Александр Бастрыкин Длиннопост

МОСКВА, 3 мар — РИА Новости. Глава Следственного комитета Александр Бастрыкин предложил закрепить в Конституции конфискацию имущества в качестве меры уголовного наказания.

Выступая на итоговой коллегии ведомства, Бастрыкин отметил, что СК считает подобные санкции эффективным средством по сдерживанию коррупции.

«Это предложение могло бы быть закреплено в Конституцию, поправки к которой активно обсуждаются в обществе», — сказал он.

Также глава СК рассказал, что за прошедший год следователи направили в суды более восьми тысяч дел о коррупционных преступлениях. За их совершение к уголовной ответственности привлекли 479 лиц, обладающих особым правовым статусом.

Накануне Владимир Путин внес в Госдуму поправки к проекту закона об изменении Конституции.

В частности, он предложил указать в основном законе страны, что Россия является правопреемницей Советского Союза, и что «объединенная тысячелетней историей, страна сохраняет память предков, передавших нам идеалы и веру в Бога».

Также в предлагаемых поправках есть положение, запрещающее отчуждение территорий государства, определение брака как союза мужчины и женщины и обязательство индексировать пенсии не реже одного раза в год.

Кроме того, в документе подчеркивается, что в России гарантируются обязательное социальное страхование, адресная социальная поддержка граждан и индексация социальных пособий и иных социальных выплат.

Госдума поддержала поправки в первом чтении, второе чтение законопроекта запланировано на 10 марта.

Общероссийское ание по поправкам в Конституцию пройдет 22 апреля, этот день будет нерабочим.

Действующие в России законодательные меры по борьбе с коррупцией недостаточны: необходимо разрешить следствию блокировать на 30 дней счета подозреваемых и их близких родственников, причем без решения суда. Об этом в четверг, 13 апреля, председатель Следственного комитета России (СКР) Александр Бастрыкин заявил в интервью «Российской газете».

«В следственной практике нередко имелись случаи, когда в период проведения процессуальной проверки при установлении имущества проверяемого лица предпринимались действия к его сокрытию. Это приводило к тому, что (…) имущество быстро реализовывалось третьим лицам, в том числе близким родственникам», — объяснил свою позицию глава СКР.

30 дней, по словам Бастрыкина — тот оптимальный срок, который необходим для сбора информации об имуществе и получения доказательств для вынесения соответствующего судебного решения.

Кроме того, глава СКР предложил внести изменения в статью 63 УК РФ («Обстоятельства, отягчающие наказание»). По мнению Бастрыкина, ее можно было бы дополнить параграфом «Причинение ущерба обороне и безопасности государства».

https://lenta.ru/news/2017/04/13/invoice/

Александр Бастрыкин Следственный комитет Коррупция Политика Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам:

Источник: https://pikabu.ru/story/v_sk_rf_likvidiruyut_upravlenie_na_transporte_7154041

Последний танец Бастрыкина: что не так со Следственным комитетом — МК

Реформа следственного комитета рф

Мы поговорили с экспертами о возможной реформе

Сейчас тема реформы Следственного комитета опять будируется — ведь, по слухам, председатель СК Александр Бастрыкин ушел в отпуск, там 27 августа отметит свое 65-летие (в принципе предельный возраст нахождения на службе), а значит, в свое кресло может и не вернуться. И вообще якобы может уже осенью начать работу в качестве судьи Конституционного суда РФ.

А тут еще «поклонники» Бастрыкина в Сеть выложили ролик, как председатель СК танцует на праздничном мероприятии, видимо, приуроченном ко Дню следственного работника (25 июля). И, конечно, последовали далеко идущие выводы: последний танец, мол.

Тут же можно было бы припомнить, что в феврале этого года на коллегии Генпрокуратуры президент Владимир Путин просил прокуроров «существенно усилить надзор за следствием, причем на всех его уровнях».

А чуть раньше «на самом высоком уровне» вновь якобы обсуждались два варианта реформы: создание на базе СК единого следственного органа, в который войдут следователи других силовых ведомств, или возвращение следственного органа под контроль Генпрокуратуры РФ.

Вообще количество вбросов о реформе Следственного комитета можно было бы считать удивительным. Но с другой стороны, оно почти соответствует числу связанных с СК громких скандалов.

Что далеко ходить, вот последний: по делу о получении взятки от «вора в законе» Шакро Молодого за решеткой оказались высокопоставленные офицеры Следственного комитета, в том числе начальник Управления собственной безопасности СК Михаил Максименко, его заместитель Александр Ламонов, бывший руководитель Главного следственного управления СКР по Москве Александр Дрыманов.

Плюс к этому очевидно недовольство отечественных пассионариев методами СК: все эти посадки за репосты, «новые величия» и прочее закручивание гаек. Ну и, конечно, основная причина — дележка силовиками поляны.

Но это все — какая-то ненародная история. А есть очень простой народный вопрос: нам, простым гражданам России, будет лучше от реформы СК? Нужна она вообще?

Его-то мы и задали нашим экспертам.

Эрнест Валеев. Заслуженный юрист РФ, первый зампредседателя Комитета Государственной думы по безопасности и противодействию коррупции. В 1993–2007 гг. — прокурор Тюменской области, в 2007–2010 гг. — заместитель Генерального прокурора РФ:

— О реформе СК я бы не стал говорить, но изменения нужны. В первую очередь надо изменить соотношение дел, по которым производится дознание и предварительное следствие.

Сегодня очень много составов преступлений отнесены именно к полномочиям предварительного следствия, хотя по ним могло бы проводиться дознание в короткий срок.

И поэтому статьи Уголовно-процессуального кодекса, которые определяют, где проводят предварительное следствие, а где дознание, они, безусловно, должны быть пересмотрены в пользу дознания. И соответственно, это за собой должно повлечь и реорганизацию следственного аппарата.

Я однозначно могу сказать, что сегодня неправильно значительно сузили прокурорский надзор за предварительным следствием, когда начальник следственного управления СК стал обладать функцией надзора. Я считаю, что в этом плане законодательство должно быть изменено в пользу увеличения объема прокурорского надзора за предварительным следствием.

Нынешнее состояние СК и объясняется как раз отсутствием прокурорского надзора. Изменения, произошедшие в 2007 году, когда СК передали функции, которыми обладала прокуратура, и за предварительным следствием прекратился внешний надзор, повлекли за собой массу отрицательных моментов.

Когда прокурор получает доступ к уголовному делу при утверждении обвинительного заключения, многие недостатки уже, к сожалению, невозможно устранить. Поэтому я остаюсь сторонником расширения объема прокурорского надзора. Не может структура сама за собой надзирать — это однозначно. Но расширение должно быть в разумных пределах, не лишая следствие самостоятельности.

Я сам работал прокурором и прекрасно понимаю отрицательные последствия отсутствия прокурорского надзора. Тем более что прокурору потом нужно поддерживать обвинение в суде.

Уже были проекты о создании единого следственного аппарата путем объединения следствия МВД и СК; были законопроекты, которые потом были отложены. Но когда и что будет, я затрудняюсь сказать.

Андрей Гривцов. Адвокат, бывший следователь по особо важным делам Главного следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ:

— В целом существование самостоятельного Следственного комитета — это нормально. Вопрос у нас носит системный характер. Он не связан с тем, кто у нас глава СК, кто его заместители.

У нас в большей степени он связан с отношением власти к следствию.

До тех пор пока следствие, суды будут восприниматься властью как собственная дубинка и суды не будут носить независимый характер, у нас ничего хорошего не получится.

Мое мнение такое: те реформы, что происходили — а я их наблюдаю, работая в сфере уголовного преследования с разных сторон с 2002 года, — только ухудшали все, что было. У нас декларировалось, что прокурор арестовывает, потом сказали, что суд будет арестовывать.

В итоге стало хуже. Декларировалось, что следователи в прокуратуре, потом их вывели из прокуратуры. Все думали, что будет лучше, стало хуже. Поэтому мне кажется, что реформа не нужна. Лучше наконец-то вообще ничего не трогать и дать уже всем нормально работать.

Что касается Следственного комитета, то там все кадровые изменения и перестановки носят какой-то безумный, хаотичный характер. Постоянно что-то упраздняют. На моей памяти следователей центрального аппарата выводили за штат огромное количество раз.

Должности переименовывали, создавали какие-то новые управления, укрупняли, сокращали. Можно создавать отдельный следственный комитет, сливать его с кем-то, создавать единый следственный комитет из следственных органов всех структур — ничего не изменится.

Все проблемы идут, как говорится, от головы.

Николай Ковалев. Генерал армии запаса, член Комитета Государственной думы по безопасности и противодействию коррупции. В 1996–1998 гг. — директор ФСБ России:

— Я считаю, что в целом Следственный комитет со своими задачами справляется, но то, что происходит совсем уж внизу… Руководство идеально реагирует на все жалобы — я скажу из своего опыта, из опыта своих коллег. Абсолютно грамотные ответы приходят, проводят проверки.

Почему сейчас многие просят взять расследование именно в центральный аппарат СК? Потому что доверяют квалификации именно этих следователей. Но повторюсь, если дойти до низа, то там существуют и злоупотребления, и работа по заказу. Это совершенно очевидно. Впрочем, о необходимости реформирования СК речи не идет.

Мировая практика показала эффективность работы именно такой структуры. Но контроль обязательно нужен. Я за усиление контроля.

Внутриведомственный контроль обязателен, это первый этап, на предмет выявления конфликта интересов. Я стою на той точке зрения, что необходимо создать институт независимых прокуроров, потому что мы все чаще и чаще наблюдаем конфликт между ведомствами. Напоминает это в определенном смысле борьбу.

Независимых прокуроров надо вывести из-под контроля Генеральной прокуратуры, чтобы они были абсолютно свободны в принятии своих решений. В наших условиях это означает одно — подчинение этой структуры Президенту Российской Федерации. Это должна быть группа объективных людей, которые имеют неподмоченную, абсолютно безукоризненную репутацию.

Я даже разрабатывал по этому поводу законопроект, потом его приостановили. Но идея эта должна сработать.

А организационно все варианты перебрали. Объединять следствие всех структур — МВД, ФСБ и так далее — неэффективно и нецелесообразно. Получается некий монстр с подчинением одному человеку.

Дмитрий Аграновский. Адвокат, правозащитник:

— Я вспоминаю Жванецкого. Историю про сантехника, который, посмотрев на кран, сказал: «Да тут всю систему надо менять». Следственный комитет — это отражение тех процессов, которые идут в государстве. Вот и все. Потому что правоохранительная система сейчас стала абсолютно обвинительной, на мой взгляд, абсолютно бесконтрольной, по крайней мере со стороны граждан.

Следственный комитет — такая вот вещь в себе, спецслужба — нуждается в постоянном контроле. Я сейчас этого контроля не вижу. Либо параметры этого контроля власть удовлетворяют. Мне один молодой судья — давно, правда, — говорил: я судья начинающий, буду давать построже, чтобы прокуратура была довольна.

Понятно, что это не имеет ничего общего с состязательностью процесса.

Как адвокат, как защитник граждан, я плохо представляю, что можно поменять собственно в СК, чтобы изменилось положение с правами граждан. Мне бы хотелось, чтобы изменения были не столько в СК, сколько в надзирающих органах. Потому что любые наши жалобы на действия следователей, они или остаются вообще без ответа, или в 99,9% случаев мы получаем отказ во всем.

Мне бы хотелось, чтобы эффективность нашей борьбы со следствием, борьбы в смысле состязательности в процессе, была выше. Чтобы суды к нам внимательнее прислушивались, чтобы внимательнее прислушивались начальники СК. Мы же имеем по закону право обжаловать действия следствия и начальнику Следственного комитета. Но это 100% отказ.

А что, могут его сотрудники быть правы в 100% случаев? Суды — почти то же самое, прокуратура — почти то же самое. Не надо забывать, что у нас оправдательных приговоров практически не выносится. Ну, скажем, 99,9% обвинительных. А по тяжким статьям оправдательных вообще нет, кроме как в суде присяжных. При такой ситуации следствие должно быть просто идеальным, безукоризненным.

А оно, мягко говоря, далеко от этого. И с каждым годом уровень падает. Конечно, мне бы хотелось, чтобы в Следственном комитете работали более опытные сотрудники. Я когда начинал работать в 1996 году, те следователи, с которыми я имел дело, это были такие дядьки лет за 50.

А когда я вел «болотное дело», там было очень много следователей, порядка ста человек; средний их возраст был, наверно, даже до 30. При всем моем уважении к ним — они в таком возрасте не могут быть достаточно опытными просто физически.

Но то, что я говорю, это не пороки собственно СК. Сейчас как ни реформируй, все равно будет получаться как в анекдоте: или пистолет, или пулемет. Я подчеркну — я это вижу: все реформы последних лет — к худшему. И реформы судебные, и реформа следствия.

Я не понимаю, зачем нужно было разделять Следственный комитет и прокуратуру. И так все неплохо работало. По крайней мере не хуже, чем сейчас. Я не понимаю, зачем нужно было менять стройную систему обжалования в кассации и надзоре и вводить апелляцию. Вот сейчас делают апелляционные суды.

Их будет 5 или 6. У нас огромная страна. Как регионы, где этих судов не будет, будут обжаловать приговоры? Поэтому я, пожив 25 лет при реформах, противник любых реформ. Пусть, наоборот, будут укреплять то, что есть.

Потому что во время реформ не до соблюдения прав человека, тут бы разобраться со своими местами и постами.

Источник: https://www.mk.ru/politics/2018/08/23/posledniy-tanec-bastrykina-chto-ne-tak-so-sledstvennym-komitetom.html

Следственный комитет: реформа, а не революция

Реформа следственного комитета рф

И.о. главы Следственного комитета России Александр Бастрыкин считает, что реформа следственных органов должны идти постепенно. На переходный период он отводит 2-3 года

ИТАР-ТАСС

Москва. 11 октября. INTERFAX.RU — Форсированной реформы российских следственных органов не будет, создаваемому Следственному комитету понадобится два-три года для того, чтобы научиться работать отдельно от Генпрокуратуры, считает и.о. главы СКР Александр Бастрыкин.

«Сейчас среди моих коллег есть психологический момент, и они встревожены тем, как будут работать самостоятельно, ведь сегодня СКП входит в состав Генпрокуратуры.

Поэтому нам понадобится 2-3 года переходного периода», — сказал он на заседании комитета по правовым и судебным вопросам Совета Федерации.

Этот период, по его словам, необходим для того, чтобы «мы научились работать аппаратно, чтобы спокойно определиться, какие в итоге функции нам нужны». «Надо ли забирать шпионаж у ФСБ или надо ли забирать грабежи у МВД, а наркопреступления — у Госнаркоконтроля», — пояснил Бастрыкин.

И.о. главы СКП концептуально поддерживает идею формирования единого Следственного комитета, однако считает, что этот процесс должен быть постепенным. «Концептуально я с этим согласен», — заявил Бастрыкин. «Мы уже сегодня практически многие дела по терактам, которые относятся к альтернативной подследственности, берем на себя и с помощью ФСБ кое-что раскрываем», — подчеркнул он.

Однако Бастрыкин убежден, что реформа следственных органов должна быть поэтапной.

«Свалить на нас сразу все нельзя: в этом случае мы должны будем либо забрать себе следователей ФСБ, либо получить возможность воспитать следователей, которые знают, что такое шпионаж и как его расследовать», — подчеркнул он.

«То же самое касается ФСКН: либо мы должны взять их «следаков», чтобы они присягнули нам на верность, либо научить новых людей», — добавил и.о. главы СКП. «Я уже говорил: пусть это все в конце-концов будет, но не при Бастрыкине», — резюмировал и.о. главы СКП.

Он отметил, что единый Следственный комитет — «это огромная ответственность, тяжкий труд, задача нелегкая во всех отношениях». По словам Бастрыкина, в вопросе реформы следственных органов «не нужно революций».

«Мы за два-три года все спокойно решим, сама жизнь подскажет нам (как двигаться дальше — ИФ)», — сказал и.о. главы СКП. Он отметил, что данную проблему необходимо обсудить с представителями ФСБ, МВД, ФСКН — «посмотрим, как они воспримут (эту идею), как у нас будет с деньгами».

«За полгода слить всех в экстазе — не надо этого. Мы не горим. Большее — не значит лучше», — заключил Бастрыкин.

Ранее президент РФ Дмитрий Медведев не исключил, что реформа может привести к созданию единого следственного органа. Вместе с тем он допустил и возможность сохранения и нескольких.

«Я в принципе допускаю, что в какой-то момент созданный Следственный комитет впитает все подследственности, имеющиеся у других следственных подразделений», — заявил Медведев журналистам в Шанхае. Вместе с тем, как отметил Медведев, «я допускаю, что может сохраниться и несколько следственных органов».

Медведев подчеркнул важность того, чтобы реформирование выделенного из СКП Следственного комитета «шло в спокойном ключе, чтобы ничего не пробуксовывало».

Президент отметил, что «это нужно делать на ясном глазу, думать о последствиях».

«Это (создание Следственного комитета РФ — ИФ) должно быть приемлемо для самой правоохранительной системы, способствовать расследованию дел и не должно создавать противоречий у самих работников (следственных органов — ИФ)», — сказал Медведев.

Он напомнил, что на сегодняшний день у сотрудников разных следственных органов (при МВД, ФСБ, ФСКН) разные статусы и разные доходы. «Нужно выравнивать социальную составляющую», — убежден президент.

Сегодня Бастрыкин, касаясь проблемы контроля работы СКР отметил, что есть разного рода предложения по поводу того, нужна ли структура, которая будет контролировать деятельность Следственного комитета, или не нужна такая структура. «Ну, давайте подумаем над этим.

Но возникает вопрос — а кто будет контролировать всех следователей, которые будут расследовать уголовные дела в отношении наших следователей. Так можно дойти и до господа Бога», — полагает Бастрыкин.

Он отметил в связи с этим, что «может быть, следует подумать о каких-то сдержках и противовесах в полномочиях прокуратуры».

Бастрыкин выступил против возврата к практике, когда прокурор мог давать санкцию на арест подозреваемого в совершении преступления до решения суда. «В ходе реформы Следственного комитета обсуждается вопрос о необходимости возвращения прокурору права давать санкцию на арест. Я думаю, к этому возвращаться не надо», — заявил он.

По его словам, это, с одной стороны, противоречит Конституции, а с другой — идет вразрез с основной идеей реформы — «четко разделить следствие и прокурорский надзор». По другому дискуссионному вопросу — возможности выносить представления, не имея жалобы участника процесса — Бастрыкин высказался за предоставление прокурору такой возможности.

Он вновь заявил о необходимости расширения полномочий прокуроров в части отмены решений следователя. По его мнению, прокурор должен обладать правом отменять незаконные постановления следователя об отказе возбуждать уголовные дела, а также о прекращении или приостановлении уголовного дела.

«Эти принципы мы предлагаем предусмотреть в законопроекте, регламентирующем реформу следственных органов», — отметил Бастрыкин. Он подчеркнул также, что следователи самостоятельного следственного комитета должны обладать тем же статусом, что и прокурорские работники.

«Следователь во всех отношениях: процессуальном, правовом, материально-техническом, а также с точки зрения иммунитета, не должен быть менее защищен, чем работник прокуратуры или нынешний следователь СКП», — подчеркнул Бастрыкин, указав, что то же самое касается благ и преференций как во время службы следователя, так и по ее окончании.

Как сообщил ранее официальный представитель СКП РФ Владимир Маркин, сотрудники Следственного комитета при прокуратуре РФ сохранят свои прокурорские звания и должности до вступления в силу федерального закона о создании самостоятельного Следственного комитета.

«В соответствии с указом до вступления в силу федерального закона о Следственном комитете РФ никаких организационно-штатных мероприятий в СКП не будет проводиться, а все сотрудники будут исполнять свои обязанности по ранее замещаемым должностям и сохранят ранее присвоенные им классные чины прокурорских работников», — сказал Маркин.

Обозреватель Владимир Шишлин

Источник: https://www.interfax.ru/amp/159484

Yurid-praktika
Добавить комментарий